vvkarelin (vvkarelin) wrote,
vvkarelin
vvkarelin

Category:

Национальная идея России

Вчера произошло одно малозаметное, но весьма важное событие: Президент России Владимир Путин озвучил национальную идею нашей страны:


НОВО-ОГАРЕВО, 3 февраля. /ТАСС/. Президент РФ Владимир Путин убежден, что в РФ не может быть никакой иной объединяющей идеи, кроме патриотизма; "это и есть национальная идея". Об этом он заявил в ходе встречи с предпринимателями, входящими в Клуб лидеров.


Это не первая попытка сформулировать национальную идею для нашей страны, кое-что бывало и раньше. Например, в бытность свою Президентом России Дмитрий Медведев национальной идеей для нашей страны называл сначала благосостояние граждан, а потом - модернизацию. Но это мало кто заметил.

Итак, национальная идея нашей страны — это патриотизм? Звучит лучше, чем благосостояние и модернизация. Но почему-то нет ощущения "попадания в точку". Возможно, это из-за того, патриотизм свойственен не только русским. Но скорее даже потому, что патриотизм сам по себе не может быть руководящей целью, ведущей идеей. Патриотизм - это следствие того, что народ объединен и движется вперед. Сделать патриотизм целью — это все равно, что сделать целью пресловутое "благосостояние": деньги не могут быть целью, они средство. Но для чего? В этом-то весь вопрос... Назвать патриотизм национальной идеей для какого-либо народа — это все равно, что назвать умение обращаться с красками смыслом изобразительного искусства, а навыки игры в одном оркестре — смыслом музыки. Нет, смысл выше, а навыки рождаются как результат стремления к этому смыслу. Патриотизм нужен, тут нет вопросов. Но патриотизм не может быть целью, это результат, в хорошем смысле "побочный продукт" движения народа к цели.

Но раз уж национальная идея была озвучена, нужно, наверное, написать пару слов о том, что это такое вообще.

Национальная идея не придумывается

Из самых лучших побуждений мы с вами иногда считаем себя вправе давать разные определения и утверждать смысл и предназначение чего-то, что не мы создавали. Это не всегда здорово. Например, предназначение собаки — охотиться, сторожить дом, служить хозяину. Оттого что я определю ее предназначением жить, скажем, в аквариуме, она этого делать не станет. Это противно ее природе. А эту природу придумал не я. И что бы я ни придумывал, собака станет следовать именно ей, своей природе, а не моим измышлениям о ней.

С собакой все понятно. Но вот с народом сложнее. Нам сложно принять тот очевидный факт, что мы, как и всё на этой земле, сотворены ради некой цели, которую мы пусть и не понимаем, но чувствуем и в состоянии ей следовать. Это справедливо как для человека, так и для народа: каждый народ как большое живое существо имеет свое предназначение, свой высший смысл, свою национальную идею. Это его суть, его природа, его натура, но не какой-то один человек ее придумывает. Вот это нам крайне сложно понять, и мы начинаем фантазировать.

Национальная идея рождается вместе с народом

Когда появляется предназначение у собаки? У человека? Странный вопрос: они с ним приходят. Предназначение — это то, ради чего начинает жить то или иное существо. Почему с народом должно быть иначе? Любой народ получает свое предназначение в момент своего формирования; именно там, в этом моменте следует искать корни любой национальной идеи. Когда люди перестали быть просто людьми, а стали народом.

Корни национальной идеи России

Вышесказанное справедливо для любого народа, следовательно, будет справедливо и для России. Давайте попробуем понять, когда мы сформировались как народ. Само собой, на этот счет нет единого и однозначного мнения. Но кое-что все же утверждать можно. Есть такая забавная карта, где благодаря модной сегодня инфографике отражен вклад того или иного народа в мировую культуру в разное время. На ней хорошо видно, как развитие России, начавшееся еще в первом тысячелетии, было на столетия прервано монголо-татарским нашествием, на время которого мы фактически перестали существовать как единый народ:



Но затем случилось чудо (иначе это и назвать сложно): Сергию Радонежскому удалось объединить совершенно разобщенный народ. Вот что пишет об этом историк академик Ключевский: "Татарский разгром русской земли — одно из тех народных бедствий, которые приносят не только материальное, но и нравственное разорение, надолго повергая народ в мертвенное оцепенение. (...) ...Чтобы сбросить варварское иго, построить прочное независимое государство... русскому обществу до'лжно было... приподнять и укрепить свои нравственные силы, приниженные вековым порабощением и унынием. Этому... делу, нравственному воспитанию народа, и посвятил свою жизнь Преподобный Сергий".

Сергию удалось сделать невозможное: своим словом и своим примером он смог убедить русских князей, что наш общий интерес, общее дело выше интереса каждого из них. А это означает, что во имя общего блага можно пожертвовать личным интересом, личным благом. Именно тогда мы родились как единый народ, именно под этим флагом, под этим девизом, под этой идеей мы сплотились: общее благо важнее личного. Именно тогда впервые проявилась наша национальная идея, вокруг которой мы сплотились. Я не рискну давать русской национальной идее какое-либо точное словесное определение — кто я такой, чтобы иметь на это право? Но я совершенно убежден, что корни нашей национальной идеи находятся именно в этом моменте формирования нас как единой нации.

Наш народ еще молодой, но за плечами уже немало. И если окинуть взором нашу историю, то без труда можно будет заметить, что по-настоящему сильными и счастливыми мы были именно тогда, когда следовали этому принципу: общее благо важнее личного. Сила нашего народа, сила русского человека, что бы там не говорили сегодня, всегда была в способности пожертвовать чем-то личным ради других. И, само собой, наоборот: как только личное благо мы ставили во главу угла, мы сразу же теряли что-то неуловимое. Именно поэтому так тяжело и неуютно нам сегодня, когда нашими целями озвучиваются "благосостояние", когда мы пытаемся не помогать, а диктовать. Возможно, это совсем не наш путь.

Закончить же мысли о русской национальной идее мне хочется словами Николая Константиновича Рериха из его статьи "Нерушимое": "…Когда приходилось рассказывать иностранцам житие Преподобного Святого Сергия Радонежского, очень часто приходилось слышать в ответ: “Теперь понимаем, откуда у вас, русских, стремление даяния и труда”.

Так как же мы узнаем, что нашли свою национальную идею? Очень просто: когда иностранцы сегодня, как столетие назад, повторят эти слова.

Для канала "Философия для жизни"

Tags: Россия, государство, идея, политика
Subscribe
  • Post a new comment

    Error

    Anonymous comments are disabled in this journal

    default userpic

    Your reply will be screened

  • 1 comment