November 13th, 2017

На вершине

Самая надежная связь разорвана

Существуют отношения, вступить в которые гораздо проще, чем их потом прекратить. В моем личном хит-параде подобных отношений первое место удерживает МГТС. Расскажу о том, как я все-таки смог отказаться от их услуг.

Моя мама перехала в Волгоград, оставив в Москве квартиру. Квартира оформлена на меня, мы ее сдаем. В квартире есть телефонный номер, который исправно съедает 545 руб. в месяц. За что? Этот вопрос наконец-то был поставлен, я решил от ненужного номера избавиться.

Не тут-то было!

В интернетах я прочитал, что сделать это просто, если ты живешь в Москве: нужно просто прийти на узел с заявлением. Лично прийти. ОК. Но я не в Москве. Тогда есть вариант просто не платить: сначала будет копиться задолженность, потом номер заблокируют и задолженность перестанет копиться, но останется. Потом (в течение года) договор расторгнут, а деньги взыщут через суд. До суда можно не доводить, просто погасить задолженность. И тогда все.

Я пошел по этому пути: перестал платить. Номер заблокировали, но задолженность копиться не перестала. Она увеличивалась, но не на 545, а на 205 руб. в месяц. Стало ясно, что это не мой вариант.

Я решил позвонить.
- Добрый день, чем я могу вам помочь?
- Я хочу расторгнуть договор на телефонный номер 8-499-200-68-07
- По какой причине?
- Он мне не нужен
- Вы уверены?
- Да
- Дело в том, что проводная связь является самой надежной. Возможно, этот номер потребуется вам в будущем
- Не потребуется
- Вы можете прекратить обслуживание номера, но сохранить за собой абонентскую линию. Это стоит...
- Не надо
- В дальнейшем, если вы захотите подключить номер обратно, вы можете воспользоваться услугой "Номер за один рубль".
- Нет!

Этот диалог я помню наизусть, потому что он повторился в целом четыре раза. Проще говоря, каждый раз, когда по телефону или лично я общался с сотрудником МГТС по данному вопросу. Выяснилось, что я не могу отключить этот номер, потому что "я не абонент". Абонент - моя мама. Да, квартира не принадлежит ей. Да, она там не живет. Но она там прописана, договор оформлен на нее (уверен, что мама в глаза не видела этот "договор"), а МГТС защищает интересы своих абонентов.

Спасти ситуацию может только мой личный приезд в Москву с доверенностью от мамы. И я приехал.

А почему я все это пишу, спросите вы? А потому что сегодня я позвонил в МГТС и впервые мне не предложили любимый перечень услуг. В этом не было необходимости: номер отключен.



На вершине

Человек на корабле

Обсуждение одной хорошей книги с одним хорошим человеком за чашкой кофе утром породило эти размышления.

Представьте себе человека, который родился и вырос на корабле. Также представьте, что этот корабль с тех пор ни разу не причаливал к берегу. То есть наш герой в своей жизни видел только море, а корабль для него является его миром: тем местом, где он сам существует. Иные люди могут ему рассказывать о существовании других кораблей, островов и даже континентов, но он всегда будет относиться к их словам настороженно: мало ли, что люди болтают...

Представим себе также сиуацию, когда в силу каких-то обстоятельств корабль получил повреждение и может затонуть. Экипаж корабля начнет эвакуацию в шлюпках в надежде быть подобранным другими кораблями или самостоятельно достичь земли. Наш герой, боюсь, может отказаться от такой эвакуации, потому что для него корабль — это единственный мир, который он знает. Он предпочтет до конца оставаться на тонущем корабле, чем пуститься в рискованное плавание к берегам, само существование которых для него под вопросом.

Такой поступок можно считать естественным, так как в случае опасности каждому свойственно защищать самое дорогое, что у него есть. В жизни нашего героя есть только корабль. В ней могут быть страны и континенты, реки и озера и многое другое, но он пока не верит в их существование.

Возможно, каждый из нас живет на таком корабле.

Мы родились и были воспитаны в некой культурной среде. Она такая, какая есть. Мы знаем о себе столько, сколько знаем, и ценим в жизни то, что принято ценить: свободу, независимость, достаток, здоровье, продолжительность жизни. И, случись что, мы станем защищать именно эти ценности, ведь это наш корабль, мы не видели иного.

Но в жизни некоторых из нас обязательно появятся люди, которые расскажут, что есть большее. Джонатан Ливингстон у Ричарда Баха всегда подозревал, что чайка летает не для того, чтобы есть, а ради большего — ради самой красоты полета. И в его жизни появился наставник, который помог ему познать эту красоту.

Некоторые из нас тоже подозревают, что в этой жизни есть что-то большее, чем хорошо организованное потребление. Что в жизни есть честь, любовь, смысл, справедливость, служение и вера. Что сама жизнь может быть посвящена не удовлетворению потребностей, а служению идеалам.

Я думаю, в экстремальной ситуации такие люди станут защищать то, что дорого им: их ценности. Им важно не иметь что-то, а быть кем-то, важно сбыться, и именно поэтому они не боятся невзгод, потерь и даже самой смерти. Они просто знают, что их жизнь не ограничена этим кораблем, что есть другие страны, океаны и континенты.